Коктейль Cross Country Через всю страну

«Рассасывать, но не глотать» – все подробности о «коктейле Родченкова»

Разговоры о загадочном «коктейле Родченкова», который якобы принимали наши спортсмены в олимпийский год, пошли ровно с того момента, как бывший директор московской антидопинговой лаборатории начал выкладывать свои козыри против России. Григорий Михайлович заявляет, что в состав его «коктейля» входили три анаболических стероида – метенолон, тренболон и оксандролон, а также алкоголь.

Сейчас можно утверждать, во-первых, что «коктейль» действительно был, а, во-вторых, что называть это коктейлем нельзя, скорее, подходит определение «методология приема». Имена всех, кто согласился осветить данный вопрос, изменены, любые совпадения случайны.

Спортсмен Николай П., получавший «коктейль», сохранил все три банки, в которых находились компоненты. Как вы можете видеть на фото, препараты были в таблетированной форме. Коричневая крышка – тренболон, синяя – метенолон, оранжевая – оксандролон. Банки выдавались именно в таком виде, без этикеток, и различались только цветом крышек.

«Нужно было подбирать дозу индивидуально, рассасывая таблетку или ее часть во рту с небольшой порцией алкоголя, буквально полглотка, – вспоминает Николай и уточняет: – Меня «крепило» с одной таблетки, эффект был очень сильным».

«Крепак» на спортивном сленге означает состояние повышенной ригидности мышц, когда они становятся жесткими, и при выполнении нагрузки быстро возникают болевые ощущения. Обычно препараты, использовавшиеся в «коктейле», подобного эффекта или не вызывают вообще, или вызывают в минимальной степени, из-за чего популярны у спортсменов циклических видов, которым нужно сохранять рабочие качества мускулатуры достаточно долго.

«Таблетку требовалось именно рассасывать с алкоголем, – продолжает Николай, – глотать было нельзя, хотя понятно, что со слюной часть все равно попадала внутрь, но это было несущественно. Прием компонентов рекомендовали чередовать: один раз «прима», второй – «трен», третий – «окс». Использовать не каждый день, а по ощущениям, когда устал, чтобы ускорить восстановление. Можно сказать – точечный прием».

«Прима» – сленговое наименование метенолона по самому его известному торговому названию «Примоболан». Остальные вещества спортсмен просто упоминает в сокращенном виде

Дмитрий Р., выступавший в роли менеджера спортсменов, сохранил полностью запечатанную банку тренболона из той партии. Этикетка цела, на ней – производитель и весьма любопытный состав продукта.

«Качество было идеальным, это делалось на заказ, для элиты. Видите в составе экдистерон? Очень интересный момент. Во-первых, экдистерон там просто не нужен, а во-вторых, его всего один миллиграмм на таблетку, то есть ничтожное количество. Добавлен он специально, только чтобы растаможить продукт как пищевую добавку, – рассказывает Дмитрий. – Я брал это примерно по сто долларов за банку при курсе 35 рублей за доллар, тренболон был самым дорогим, остальные компоненты дешевле. В целом, для своих задач, это недорого, а спортсмены вообще получали бесплатно от тренеров или менеджеров, то есть тех, кто занимался этими вопросами. За производство отвечал человек, известный как «Витя-Джинтропин», который держал тогда почти весь рынок стероидов в России. Родченков ничего производить не мог, он был автором концепции, идеи, а продукт делали другие люди».

На вопрос о том, не того ли человека арестовали с большой помпой несколько лет назад и не в его ли доме нашли в подвале несколько тонн запрещенных препаратов, Дмитрий говорит, что тот, о ком идет речь, был лишь посредником между Витей и конечными потребителями.

«Джинтропин» – марка гормона роста китайского производства, добавленная в прозвище, видимо, в качестве шутки

Спортсменка Ольга Н. также имела прямое отношение к «коктейлю», ей весь набор выдали и… дальше сработал женский фактор.

«Я все получила бесплатно, с инструкциями, как принимать, что делать, но пить не стала. Взяла, кивнула, улыбнулась, сказала потом, что пью, но не пила. Какие-то стремные банки без этикеток, непонятно, что в них. Так сделала не только я, но как минимум еще одна моя знакомая девушка. В итоге банки у нас провалялись долго, затем их просто выкинули, потому что я, например, только сейчас поняла, что это было, а до этого скандала и не знала состав. Даже продать не могла кому-то, поскольку не имела понятия, что именно я буду продавать», – делится Ольга, а мне в голову лезут шутки о непредсказуемости русских женщин.

– То есть все думали, что вы принимаете?

– Ну да, видимо, этот Родченков считал, что он гений, и придумал вариант, который даже сам поймать не может. Но это я уже позже поняла, когда все в новостях оказалось. А в тот момент я же не знала, что это допинг, там не было написано ничего – просто банки!

Вот такие истории трех людей, соприкоснувшихся с простым, по сути, механизмом приема, придуманным не Родченковым, а задолго до него. Алкоголь вызывает ускорение сублингвального всасывания, когда вещества попадают в организм через слизистую ротовой полости, а не через желудок. Пройдя слизистую, стероиды оказывались сразу в крови и не распадались в печени, что позволяло многократно снизить дозу. Именно поэтому Николая «крепило» с одной таблетки метенолона. Если бы он эти таблетки глотал – и пяти было бы мало. Такое снижение принимаемой дозы вызвало значительное сокращение времени определения стероидов на допинг-контроле. А это в свою очередь позволяло принимать их вплотную к стартам, точечно, для разового восстановления.

Вопрос остается только один. Все эти схемы, такие легкие и трудноопределяемые, ловятся дольше 24 часов, а значит, ни один из спортсменов, входящих в пулы внесоревновательного тестирования, не смог бы применять «коктейль» без риска сдать положительную пробу. И если результаты проверки на территории России, по словам Родченкова, могли быть подтасованы, то как быть с проверками за рубежом? Там-то результаты были вне юрисдикции мошенников.

С другой стороны, ничто не мешало применять «коктейль», находясь в России, в перерывах между выездами, обеспечивая себе с его помощью лучшие восстановление, тренировочный процесс и самочувствие. А за границу ничего не брать.

Читать еще:  Вкусная жидкость Frankly Monkey (120ml)

Пример Ольги показывает, что сам Родченков не мог знать, кто пьет его коктейль, а кто лишь делает вид, при этом находясь в его списках как допер. Ситуация по уровню анархии — тоже своего рода коктейль из размытой ответственности, человеческого фактора и сомнительного контроля. Правда, основные фигуранты не всегда учитывали: в конечном счете все решает сам спортсмен. Даже в вопросе приема таблеток из непонятных баночек без этикеток.

Фото: РИА Новости/Валерий Мельников, Матч ТВ/ Сергей Лисин

«Рассасывать, но не глотать» – все подробности о «коктейле Родченкова»

Сейчас можно утверждать, во-первых, что «коктейль» действительно был, а, во-вторых, что называть это коктейлем нельзя, скорее, подходит определение «методология приема». Имена всех, кто согласился осветить данный вопрос, изменены, любые совпадения случайны.

Спортсмен Николай П., получавший «коктейль», сохранил все три банки, в которых находились компоненты. Как вы можете видеть на фото, препараты были в таблетированной форме. Коричневая крышка – тренболон, синяя – метенолон, оранжевая – оксандролон. Банки выдавались именно в таком виде, без этикеток, и различались только цветом крышек.

«Нужно было подбирать дозу индивидуально, рассасывая таблетку или ее часть во рту с небольшой порцией алкоголя, буквально полглотка, – вспоминает Николай и уточняет: – Меня «крепило» с одной таблетки, эффект был очень сильным».

«Крепак» на спортивном сленге означает состояние повышенной ригидности мышц, когда они становятся жесткими, и при выполнении нагрузки быстро возникают болевые ощущения. Обычно препараты, использовавшиеся в «коктейле», подобного эффекта или не вызывают вообще, или вызывают в минимальной степени, из-за чего популярны у спортсменов циклических видов, которым нужно сохранять рабочие качества мускулатуры достаточно долго.

«Таблетку требовалось именно рассасывать с алкоголем, – продолжает Николай, – глотать было нельзя, хотя понятно, что со слюной часть все равно попадала внутрь, но это было несущественно. Прием компонентов рекомендовали чередовать: один раз «прима», второй – «трен», третий – «окс». Использовать не каждый день, а по ощущениям, когда устал, чтобы ускорить восстановление. Можно сказать – точечный прием».

«Прима» – сленговое наименование метенолона по самому его известному торговому названию «Примоболан». Остальные вещества спортсмен просто упоминает в сокращенном виде

«Качество было идеальным, это делалось на заказ, для элиты. Видите в составе экдистерон? Очень интересный момент. Во-первых, экдистерон там просто не нужен, а во-вторых, его всего один миллиграмм на таблетку, то есть ничтожное количество. Добавлен он специально, только чтобы растаможить продукт как пищевую добавку, – рассказывает Дмитрий. – Я брал это примерно по сто долларов за банку при курсе 35 рублей за доллар, тренболон был самым дорогим, остальные компоненты дешевле. В целом, для своих задач, это недорого, а спортсмены вообще получали бесплатно от тренеров или менеджеров, то есть тех, кто занимался этими вопросами. За производство отвечал человек, известный как «Витя-Джинтропин», который держал тогда почти весь рынок стероидов в России. Родченков ничего производить не мог, он был автором концепции, идеи, а продукт делали другие люди».

На вопрос о том, не того ли человека арестовали с большой помпой несколько лет назад и не в его ли доме нашли в подвале несколько тонн запрещенных препаратов, Дмитрий говорит, что тот, о ком идет речь, был лишь посредником между Витей и конечными потребителями.

«Джинтропин» – марка гормона роста китайского производства, добавленная в прозвище, видимо, в качестве шутки

«Я все получила бесплатно, с инструкциями, как принимать, что делать, но пить не стала. Взяла, кивнула, улыбнулась, сказала потом, что пью, но не пила. Какие-то стремные банки без этикеток, непонятно, что в них. Так сделала не только я, но как минимум еще одна моя знакомая девушка. В итоге банки у нас провалялись долго, затем их просто выкинули, потому что я, например, только сейчас поняла, что это было, а до этого скандала и не знала состав. Даже продать не могла кому-то, поскольку не имела понятия, что именно я буду продавать», – делится Ольга, а мне в голову лезут шутки о непредсказуемости русских женщин.

– То есть все думали, что вы принимаете?

– Ну да, видимо, этот Родченков считал, что он гений, и придумал вариант, который даже сам поймать не может. Но это я уже позже поняла, когда все в новостях оказалось. А в тот момент я же не знала, что это допинг, там не было написано ничего – просто банки!

Вот такие истории трех людей, соприкоснувшихся с простым, по сути, механизмом приема, придуманным не Родченковым, а задолго до него. Алкоголь вызывает ускорение сублингвального всасывания, когда вещества попадают в организм через слизистую ротовой полости, а не через желудок. Пройдя слизистую, стероиды оказывались сразу в крови и не распадались в печени, что позволяло многократно снизить дозу. Именно поэтому Николая «крепило» с одной таблетки метенолона. Если бы он эти таблетки глотал – и пяти было бы мало. Такое снижение принимаемой дозы вызвало значительное сокращение времени определения стероидов на допинг-контроле. А это в свою очередь позволяло принимать их вплотную к стартам, точечно, для разового восстановления.

Вопрос остается только один. Все эти схемы, такие легкие и трудноопределяемые, ловятся дольше 24 часов, а значит, ни один из спортсменов, входящих в пулы внесоревновательного тестирования, не смог бы применять «коктейль» без риска сдать положительную пробу. И если результаты проверки на территории России, по словам Родченкова, могли быть подтасованы, то как быть с проверками за рубежом? Там-то результаты были вне юрисдикции мошенников.

С другой стороны, ничто не мешало применять «коктейль», находясь в России, в перерывах между выездами, обеспечивая себе с его помощью лучшие восстановление, тренировочный процесс и самочувствие. А за границу ничего не брать.

Читать еще:  Гид по торговле акциями в приложении «Мой брокер»

Пример Ольги показывает, что сам Родченков не мог знать, кто пьет его коктейль, а кто лишь делает вид, при этом находясь в его списках как допер. Ситуация по уровню анархии, раздолбайства и человеческого фактора вполне типичная для нашего спорта, где никто ничего не ведает, никто ни за что не отвечает и никто не хочет брать на себя ответственность. Но все хотят денег и немножко славы, забывая, что решает все спортсмен. Даже в вопросе приема таблеток из непонятных баночек без этикеток. Подозреваю, для некоторых это станет откровением.

Фото: РИА Новости/Валерий Мельников, Матч ТВ/ Сергей Лисин

«Рассасывать, но не глотать» – все подробности о «коктейле Родченкова»

Разговоры о загадочном «коктейле Родченкова», который якобы принимали наши спортсмены в олимпийский год, пошли ровно с того момента, как бывший директор московской антидопинговой лаборатории начал выкладывать свои козыри против России. Григорий Михайлович заявляет, что в состав его «коктейля» входили три анаболических стероида – метенолон, тренболон и оксандролон, а также алкоголь.

Сейчас можно утверждать, во-первых, что «коктейль» действительно был, а, во-вторых, что называть это коктейлем нельзя, скорее, подходит определение «методология приема». Имена всех, кто согласился осветить данный вопрос, изменены, любые совпадения случайны.

Спортсмен Николай П., получавший «коктейль», сохранил все три банки, в которых находились компоненты. Как вы можете видеть на фото, препараты были в таблетированной форме. Коричневая крышка – тренболон, синяя – метенолон, оранжевая – оксандролон. Банки выдавались именно в таком виде, без этикеток, и различались только цветом крышек.

«Нужно было подбирать дозу индивидуально, рассасывая таблетку или ее часть во рту с небольшой порцией алкоголя, буквально полглотка, – вспоминает Николай и уточняет: – Меня «крепило» с одной таблетки, эффект был очень сильным».

«Крепак» на спортивном сленге означает состояние повышенной ригидности мышц, когда они становятся жесткими, и при выполнении нагрузки быстро возникают болевые ощущения. Обычно препараты, использовавшиеся в «коктейле», подобного эффекта или не вызывают вообще, или вызывают в минимальной степени, из-за чего популярны у спортсменов циклических видов, которым нужно сохранять рабочие качества мускулатуры достаточно долго.

«Таблетку требовалось именно рассасывать с алкоголем, – продолжает Николай, – глотать было нельзя, хотя понятно, что со слюной часть все равно попадала внутрь, но это было несущественно. Прием компонентов рекомендовали чередовать: один раз «прима», второй – «трен», третий – «окс». Использовать не каждый день, а по ощущениям, когда устал, чтобы ускорить восстановление. Можно сказать – точечный прием».

«Прима» – сленговое наименование метенолона по самому его известному торговому названию «Примоболан». Остальные вещества спортсмен просто упоминает в сокращенном виде

Дмитрий Р., выступавший в роли менеджера спортсменов, сохранил полностью запечатанную банку тренболона из той партии. Этикетка цела, на ней – производитель и весьма любопытный состав продукта.

«Качество было идеальным, это делалось на заказ, для элиты. Видите в составе экдистерон? Очень интересный момент. Во-первых, экдистерон там просто не нужен, а во-вторых, его всего один миллиграмм на таблетку, то есть ничтожное количество. Добавлен он специально, только чтобы растаможить продукт как пищевую добавку, – рассказывает Дмитрий. – Я брал это примерно по сто долларов за банку при курсе 35 рублей за доллар, тренболон был самым дорогим, остальные компоненты дешевле. В целом, для своих задач, это недорого, а спортсмены вообще получали бесплатно от тренеров или менеджеров, то есть тех, кто занимался этими вопросами. За производство отвечал человек, известный как «Витя-Джинтропин», который держал тогда почти весь рынок стероидов в России. Родченков ничего производить не мог, он был автором концепции, идеи, а продукт делали другие люди».

На вопрос о том, не того ли человека арестовали с большой помпой несколько лет назад и не в его ли доме нашли в подвале несколько тонн запрещенных препаратов, Дмитрий говорит, что тот, о ком идет речь, был лишь посредником между Витей и конечными потребителями.

«Джинтропин» – марка гормона роста китайского производства, добавленная в прозвище, видимо, в качестве шутки

Спортсменка Ольга Н. также имела прямое отношение к «коктейлю», ей весь набор выдали и… дальше сработал женский фактор.

«Я все получила бесплатно, с инструкциями, как принимать, что делать, но пить не стала. Взяла, кивнула, улыбнулась, сказала потом, что пью, но не пила. Какие-то стремные банки без этикеток, непонятно, что в них. Так сделала не только я, но как минимум еще одна моя знакомая девушка. В итоге банки у нас провалялись долго, затем их просто выкинули, потому что я, например, только сейчас поняла, что это было, а до этого скандала и не знала состав. Даже продать не могла кому-то, поскольку не имела понятия, что именно я буду продавать», – делится Ольга, а мне в голову лезут шутки о непредсказуемости русских женщин.

– То есть все думали, что вы принимаете?

– Ну да, видимо, этот Родченков считал, что он гений, и придумал вариант, который даже сам поймать не может. Но это я уже позже поняла, когда все в новостях оказалось. А в тот момент я же не знала, что это допинг, там не было написано ничего – просто банки!

Вот такие истории трех людей, соприкоснувшихся с простым, по сути, механизмом приема, придуманным не Родченковым, а задолго до него. Алкоголь вызывает ускорение сублингвального всасывания, когда вещества попадают в организм через слизистую ротовой полости, а не через желудок. Пройдя слизистую, стероиды оказывались сразу в крови и не распадались в печени, что позволяло многократно снизить дозу. Именно поэтому Николая «крепило» с одной таблетки метенолона. Если бы он эти таблетки глотал – и пяти было бы мало. Такое снижение принимаемой дозы вызвало значительное сокращение времени определения стероидов на допинг-контроле. А это в свою очередь позволяло принимать их вплотную к стартам, точечно, для разового восстановления.

Читать еще:  Коктейль «Сингапурский слинг» – рецепт, состав, пропорции

Вопрос остается только один. Все эти схемы, такие легкие и трудноопределяемые, ловятся дольше 24 часов, а значит, ни один из спортсменов, входящих в пулы внесоревновательного тестирования, не смог бы применять «коктейль» без риска сдать положительную пробу. И если результаты проверки на территории России, по словам Родченкова, могли быть подтасованы, то как быть с проверками за рубежом? Там-то результаты были вне юрисдикции мошенников.

С другой стороны, ничто не мешало применять «коктейль», находясь в России, в перерывах между выездами, обеспечивая себе с его помощью лучшие восстановление, тренировочный процесс и самочувствие. А за границу ничего не брать.

Пример Ольги показывает, что сам Родченков не мог знать, кто пьет его коктейль, а кто лишь делает вид, при этом находясь в его списках как допер. Ситуация по уровню анархии — тоже своего рода коктейль из размытой ответственности, человеческого фактора и сомнительного контроля. Правда, основные фигуранты не всегда учитывали: в конечном счете все решает сам спортсмен. Даже в вопросе приема таблеток из непонятных баночек без этикеток.

Фото: РИА Новости/Валерий Мельников, Матч ТВ/ Сергей Лисин

15 коктейлей, названных лучшими в России

У барменов, как и у поваров, существуют мировые рейтинги. Система такая: сначала определяются национальные победители, потом они едут на мировой чемпионат, например — Diageo Reserve World Class. Все это знать необязательно: главное — запомнить бары, в которых точно хорошо придумывают коктейли.

«Фани Кабани»

Москва

Grape Moon: коктейль, который Виталий Екименко советует пить днем. Входят в него водка, ликер, настоянный на голубом чае, щавелевый сок, сироп фейхоа, сок лайма, белое вино, яблочный биттер и пенка из алоэ

Breakfast Old-Fashioned: коктейль, который Виталий Екименко советует пить вечером и ночью. В стакане-лимонке: ржаной бурбон, вишневый ликер, чайный сироп, кальвадос, шоколадный биттер и сухарик из черного хлеба с шоколадом и лесным орехом на закуску

Строго говоря, изысканный бар так не выглядит: «Фани Кабани» — это фактически ресторан-многоэтажка с веселеньким названием, стейками, толкучкой в духе «Пропаганды» и живым поросенком, который бегает между столиками. Казус заключается в том, что местный бартендер Виталий Екименко второй раз побеждает в финале российского конкурса Diageo Reserve World Class.

Участвуют в нем 400 барменов со всей страны, а судят — главные в мире коктейльные диггеры: улыбчивые, красиво седеющие мужчины, к которым ходят лондонские дельцы, нью-йоркские красавицы, русские миллионеры и прочие алкоголики со вкусом. Это, например, Сальваторе Калабрезе, чьи книжки издает даже «Эксмо», или Питер Дорелли — лицо знаменитого American Bar в отеле Savoy. Оценивается примерно все: сама идея коктейля, баланс вкуса (абсолютное фо-па на мировых чемпионатах — слишком крикливые и вычурные эксперименты), изящество и точность смешивания. Ну и манера себя вести: если повар может позволить себе быть отвратительным и необаятельным брюзгой и занудой, то бармен — никогда.

Словом, про поросят и стиль места работы в конкурсе ничего не сказано: жюри интересует только сам бартендер, его умение обращаться с жидкостями и склянками и талант быть в тренде мировой коктейльной истории — но не копировать хиты прошлых лет.

La stanza

Москва

Коктейль будущего: Native Martini. Джин, саке, зеленый шартрез и фенхелевый биттер. Убедить жюри, что будущее — это вот рюмочка с осклизлым листиком — часть задания на конкурсе

Коктейль прошлого: Golden Heritage. Джин, калифорнийское красное, вишневый ликер, желтый шартрез, виски, настоянный на шафране

La stanza — винотека Юлии Высоцкой на Лубянке: место, куда скорее ходят съесть щупальце осьминога на гриле и запить бокалом вина с юга России, чем за коктейльными откровениями. Это тоже примета времени: сложные коктейли давно уже не жанр для ночного клуба (и наоборот: на большой вечеринке желающие выпить нечто, требующее долгого приготовления, и задерживающие таким образом очередь, всех больше раздражают, чем восхищают безупречным вкусом). Коктейли придумываются вокруг еды, и в этом смысле они конкурируют за звание идеального напитка к стейку или легкому салату — как раз с вином.

Friends

Новосибирск

Вместо вина — к ужину: виски, кокосовый ликер, кардамон, чили-сироп, яблочный уксус, ананас и веточка тимьяна (на фотографии слева)

Коктейль к десерту: ром, мята, шоколад, апельсиновый гель, лайм, вустерширский соус

Принято считать, что коктейли — баловство для московских и петербургских бездельников, нормальные мужики в Сибири пьют водку. Это опровергает новосибирский бар Friends: его резидент Максим Гладышкевич легко победил в конкурсе на лучшее сочетание коктейлей с едой. Еду при этом готовил шеф московского Selfie Анатолий Казаков, которого Гладышкевич, надо думать, прежде в жизни не видел. Зато блюдо, вокруг которого требовалось придумать два напитка, можно себе представить и в Москве, и в Петербурге, и в Сеуле, и в Гамбурге: говяжьи ребра в азиатском соусе с капустой в молочном соусе и с пюре из подкопченной антоновки.

Tipplers

Петербург

Все это немного смахивает на спа-салон, но так уж бартендер предлагает пробовать купажный виски: зажечь аромалампу с биттером, мятой и перцем, выпарить в ней один 10-летний виски, накрыть бокалом и собрать пар, дальше налить туда другой виски, еще лучше. Запивать водой с розовым маслом, кардамоном и шоколадом. В ритуале участвуют еще розовая соль, нагретая до 200 градусов, масла и сухие цветы

Коктйль «Три сестры»: американский бурбон, выдержанный в тыкве, сладкий вермут, настоянный на кукурузных початках, и ореховый ликер, настоянный на дубовой щепке и зеленых бобах; лысенковщина высшей пробы

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector